Чернобыль в фотографиях Игоря Костина

Игорь Костин был одним из пятерых фотографов, который делал снимки чернобыльской катастрофы. Он работал в агентстве новостей АПН в Киеве, и его послали освещать аварию. Снимок с видом сверху на Чернобыльскую АЭС облетел весь мир. На нём хорошо виден масштаб разрушения.

Буквально через несколько часов после взрыва Костин понял, что стал очевидцем страшного события, которое войдёт в историю. При взрыве реактора высвободилось в 400 раз больше радиоактивного вещества, чем при бомбардировке Хиросимы.

Поздним вечером 26 апреля 1986 года пилот вертолёта, с которым он выполнял журналистские задания, сообщил ему о пожаре в Чернобыле. К тому времени, когда они подлетели туда на вертолёте, пожар был потушен. Внизу было скопление военной техники и работников АЭС. Нетипичными для обычного пожара были высокая температура и ядовитый дым. Мотор фотокамеры стал садиться из-за радиации после двух десятков снимков. После того, как камера отказалась снимать, вертолёт вернулся в Киев.

Костину удалось проявить плёнки, но выяснилось, что уцелела лишь одна, остальные уничтожил высокий уровень радиации, и они оказались засвеченными. Единственный снимок АЭС Костин послал в АПН в Москву, но опубликовать его разрешили лишь 5 мая. Посещение им Чернобыля не было санкционировано властями. «Правда» опубликовала 29 апреля очень небольшой материал об аварии в Чернобыле, и снимкам Костина в нём не нашлось места.

Впоследствии Костин получил наряду с несколькими другими советскими журналистами аккредитацию, позволявшую освещать события на месте аварии и в зоне отчуждения. 5 мая он отважился на вылазку к четвёртому реактору вместе с ликвидаторами.

Тогда же он снимал массовый исход жителей Припяти и тех, кто оказался в 30-километровой зоне отчуждения.

Костин погиб в Киеве в 2015 году в возрасте 78 лет в результате автомобильной катастрофы.

Ликвидаторы очищают крышу реактора №3. Сначала рабочие пытались убрать радиоактивный мусор с крыши, используя западно-германские, японские и советские роботы, но машины не могли справиться с крайне высоким уровнем радиации, и тогда послали людей. В некоторых зонах люди не могли находиться дольше 40 секунд, так как получали за это время максимально допустимую дозу облучения

Большинство ликвидаторов были военными запаса в возрасте от 35 до 40 лет, а также солдатами войск химзащиты. У армии отсутствовали костюмы для действия в условиях радиации, поэтому получившие приказ работать на крыше мастерили собственную защитную одежду из пластин свинца толщиной от 2 до 4 миллиметров. Эти пластины обрезались под размер фартука, который надевали под хлопчатобумажный комбинезон, они должны были защищать тело спереди и сзади.

Ликвидаторы убирают радиоактивный мусор с реактора №4, сбрасывая его вниз, где позже он будет укрыт саркофагом. На работу им выделялась доля минуты

Команда ликвидаторов готовится к выходу на крышу реактора №4

Ликвидатор в самодельном свинцовом шлеме очищает крышу радиатора №3

Остатки четвёртого реактора, снимок сделан с крыши третьего реактора

Бульдозер роет большую траншею перед домом, который затем снесут и засыплют землёй. Так сносили целые деревни, оказавшиеся в полосе отчуждения

После того, как был отдан приказ об окончании операции по очистке крыши реактора №3, троим ликвидаторам было поручено водрузить красное знамя на самом верху трубы рядом с разрушенным реактором. Лезть требовалось на высоту 78 метров по спиральной лестнице. До этого были предприняты две неудачные попытки водрузить знамя с вертолёта. Дозиметрист Александр Юрченко нёс древко, за ним шёл Валерий Стародумов со знаменем, замыкал тройку подполковник Александр Сотников с рацией. Вся операция заняла 9 минут, но люди получили высокие дозы облучения. В награду они получили по бутылке «Пепси» и выходной день

Вертолёт обеззараживает место катастрофы. 5 мая 1986 года. После взрыва АЭС оказалась покрыта радиоактивной пылью. Самолёты и вертолёты летали над «грязной» зоной, разбрызгивая липкую обеззараживающую жидкость, прибивавшую радиацию к земле. Ликвидаторы затем скатывали высохшие «ковры» и захоранивали их

В московской клинической больнице №6, специализирующейся на лечении облучённых, пациент восстанавливается после операции на костном мозге. Врач осматривает его в стерильной палате. Осмотр проводится в отдельной вентилируемой камере через специально сделанные отверстия во избежание прямого контакта и заражения

Май 1986 года. В 30-километровой зоне отчуждения ликвидаторы замеряют уровень радиации в поле устаревшими приборами в костюмах химзащиты, не защищающих от радиации, и в респираторах

После эвакуации Чернобыля 5 мая 1986 года ликвидаторы смывают на улицах радиоактивную пыль «бурдой» (раствором патоки). До аварии в Чернобыле было 15 тысяч жителей

Дохлую рыбу собирают из искусственного озера, вода которого использовалась для охлаждения турбин. Июнь 1986 года. Рыба, погибшая от радиации, была ненормально большой и рыхлой. Она выпрыгивала из воды, её мог поймать голыми руками любой прохожий

У армии не было костюмов радиационной защиты, ликвидаторы мастерили их сами из свинцовых пластин

Красное знамя на вентиляционной трубе рядом с реактором. Октябрь 1986 года

В специальном радиационном отделении врач осматривает ликвидатора после операции в стерильной вентилируемой палате. Январь 1987 года

Село Копачи снесли полностью в августе 1987 года. Оно находилось в 7 километрах от взорвавшегося реактора, в нём несколько месяцев велись работы по обеззараживанию. Бульдозер рыл перед каждым домом глубокую траншею, потом сносил дом, засыпал его землёй и разравнивал землю

Костин обнаружил этого изуродованного ребёнка в доме малютки в Белоруссии в 1988 году. Эта фотография была напечатана в белорусской прессе, мальчик получил прозвище «Дитя Чернобыля». Потом фотография появилась в немецком журнале Stern и стала знаменитой на весь мир. Ребёнка усыновила британская семья, он перенёс несколько операций и теперь живёт относительно нормальной жизнью

Click to rate this post!
[Total: 0 Average: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*